Печать
Просмотров: 3137

История о легендарном материке Атлантида, рассказанная в платоновских диалогах "Тимей" и "Критий", имеет под собой реальную почву. Об этом говорят многочисленные свидетельства и научные факты - в частности, следы народа атлантов, обнаруженные в ходе изучения древних цивилизаций Центральной Америки и Средиземноморья.В этой публикации мы продолжаем серию статей, являющихся отрывками глав из книги Святослава Романова «Книга Атлантиды», вышедшей в 2007 году в издательстве Амфора.  В книге повествуется о поисках Атлантиды в античные времена и Средневековье. В ней собраны редкие артефакты, ценные свидетельства, уникальные записи мореплавателей, до деталей подтверждающие рассказ Платона. На основании изученных источников, вопреки "откровениям" представителей оккультно-эзотерической традиции, рассматриваются перспективы строго научного решения вопроса о существовании этого древнего материка, которые мы и продолжаем публиковать с разрешения ее автора Святослава Романова, петербургского историка и писателя, доктора философии и антропологии, преподающий в нескольких европейских вузах.

Родился Св. Романов в тех краях, где когда-то располагался старинный город Мангазея, и где ныне немногочисленные эзотерики и параисторики ищут следы исчезнувшей цивилизации Гипербореи. Закончив Санкт-Петербургский университет, в самый разгар перестройки он уехал на Запад, где и приобрел известность как представитель крайнего фундаментализма в атлантологии. Опубликовал несколько работ на английском и испанском языках. С 2000 г. появляются первые публикации на русском языке, и С. Романов приезжает с циклами лекций в Россию. В настоящее время  руководит подготовкой очередной глубоководной экспедиции на Азорских островах.

Вопросы Святославу Романову и отзывы о статьях Вы можете оставлять на нашем форуме или отправлять автору по адресу  Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

ГЛАВА 3. АТЛАНТИДА ПОД СЕНЬЮ КРЕСТА

ПУТЕШЕСТВИЕ СВЯТОГО БРЕНДАНА

Варварские вторжения, развал Западной Римской империи, прекращение торговых связей, охватывавших большую часть Европы еще во II-III вв., катастрофическое исчезновение грамотной прослойки, - все это опустило занавес над Атлантикой; для средиземноморских народов Геракловы Столпы стали западным пределом известного им мира.

Однако на деле занавес был мнимым. Мы можем утверждать, что по крайней мере в одной культуре Западной Европы сохранялись сведения о землях в Атлантике, и сведения эти постоянно пополнялись.

Речь идет об Ирландии и об ирландских монахах, совершавших в VI-IX веках поразительные странствия, направлявших свои корабли к землям, о существовании которых европейское человечество с удивлением узнает только во времена Великих Географических открытий.

Путешествия ирландских монахов - удивительная страница в истории Европы. На их родине, являвшейся крайним западом христианского мира, пассионарное пламя поддерживалось в течение всех Темных Столетий средневековья. Ирландцы стали просветителями Европы. Их монашеские миссии несли грамотность, знания и в соседнюю Британию, и в королевство франков, и в дикие германские земли; они добирались даже до Новгорода. Трудно сказать, сколь успешным было бы возрождение в Западной Европе христианской культуры без этого подвижничества.

Но если пребывание ирландских монахов на континенте ни у кого сомнений не вызывает, то при попытках проанализировать, какие земли посещали их «морские собратья», современные ученые либо начинают путаться, либо трактуют ирландские саги как пример обычной эпической фантазии.

Понятно, чем это вызвано: невозможно с уверенностью отождествить большинство из упоминаемых, например, в «Житии Брендана» мест с современными географическими реалиями. А если так, считают ученые, значит не было и длительных странствий. Еще соглашаются с тем, что ирландцы до викингов посещали Исландию, но лишь самые отчаянные принимают гипотезу о том, что они первыми из христиан ступили на берег Северной Америки. Вместо этого повествования о путешествиях средневековых ирландцев расценивают как пересказ некой фантастической кельтской «Книги мертвых» (концепция Алвин и Бринли Риса), а все места их остановок - как уровни, которые преодолевает душа, уходящая на тот свет.

Если оставить в стороне инстинктивный критицизм науки ХIX-XX веков (сам порождающий причудливые мифы), то прежде всего нужно будет признать, что ирландские монахи в своих странствиях имели предшественников. Возможно именно из Ирландии в Европу отправлялись миссии жрецов-друидов - еще в те времена, когда Рим только начинал свои завоевательные войны. Ирландские жрецы наверняка совершали путешествия и на запад - на острова, которые описывают античные источники. Так что христианские подвижники следовали многовековой, если не многотысячелетней традиции, в основании которой лежали вполне вероятные контакты - и торговые и религиозные - с землями, ставшими «наследниками» Атлантиды.

Самый известный текст, посвященный монашеским плаваниям - жизнеописание святого Брендана, ирландского инока, дошедшее до нас в изложении, сделанном в XI веке. Брендан жил по крайней мере за шесть столетий до этого и был далеко не первым ирландским мореплавателем.

Как рассказывается в его «Житии», отправиться в путешествие Брендана побудила встреча со святым Баринтом, который вместе со своим сыном побывал на Земле Обетованной, лежащей посреди Атлантики. Вот как она изображается Баринтом:

«Когда мы взошли на корабль, такой туман окружил нас со всех сторон, что мы с трудом могли различить корму и нос корабля. После того, как мы проплыли в течение часа, окружил нас вышний свет и показалась плодородная земля, где росло множество трав и плодов. Когда корабль пристал к земле, мы сошли и принялись идти и обходили в течение пятнадцати дней этот остров, но не смогли обнаружить его предела. И не видели мы ни одной травы, которая не цвела бы, и ни одного дерева, которое не плодоносило бы. Камни же там - только драгоценные. И вот, на пятнадцатый день, мы обнаружили реку, текущую с востока на запад...»

Баринт и его сын так и не перешли реку, после чего встретились с ангелом, который сообщил им, что они находятся на острове, Обетованном для Святых, и что не пятнадцать дней они здесь, но уже в течение целого года.

Брендан вместе с монахами своего монастыря отправился на поиски земного рая. Прежде чем достичь его, они обнаружили в океане массу островов, названных путешественниками Овечьим, Птичьим и т.д. На некоторых из них уже имелись поселения ирландских монахов, например на острове Аилбея, названном так в честь святого, имя которого носил местный монастырь. Другие (например, - «Виноградный») по своему описанию напоминают островки у восточного побережья Северной Америки.

Автор «Жития» несколько раз подчеркивает, что путешественники теряли направление плавания, и лишь по воле Божией их выносило к новым островам, или возвращало на земли, где они уже побывали. Если предположить, что большую часть своего многолетнего плавания Брендан действительно провел, передвигаясь по кругу между несколькими островами (например, Птичий остров, остров Прокуратора, огромная спина морского чудища Ясконтия), то причиной для этого должен был стать характер ветров, а так же круговое течение, возвращающее путешественников к одному и тому же месту. Поскольку странствия от острова к острову занимали недели и месяцы, едва ли их следует ограничивать районом Фарерских или тем более Оркнейских островов. Первоначальной и общей целью путешественников был запад, а не северо-восток. Скорее можно предположить, что ирландские пилигримы совершали по Атлантике круг, намеченный Гольфстримом и Северо-экваториальным течением, о котором я писал в главке об Огигии. Острова же, о которых идет речь в «Житии», по большей части располагались в районе Срединно-атлантического хребта. Их безлюдность показывает, что в отличие от ситуации, изображенной Плутархом, обитатели уже покидали уходящие под воду земли.

Ирландские монахи присутствовали при вулканических процессах и землетрясениях, сопровождавших процесс гибели остатков Атлантиды, о чем свидетельствует несколько рассказов, вкрапленных в ткань «Жития». Прежде всего, это случай с Ясконтием, гигантским морским чудищем, на спине которого неоднократно останавливались путешественники, принимая его за остров. В первый раз эта остановка едва не закончилась трагедией:

«Когда они прибыли к другому острову, корабль стал прежде, чем они смогли достичь гавани. Святой Брендан повелел братьям сойти с корабля в море, что они и сделали. Они тянули корабль с двух сторон при помощи веревок до тех пор, пока судно не вошло в гавань. Был остров этот весьма каменист и на нем не росла трава. Лес рос там редко и на берегу острова совсем не было песка.  Братья провели ночь снаружи в молитвах и бдении, человек же Божий сидел внутри корабля. Ведь он знал, что это за остров, но не хотел говорить братьям, дабы они не испугались.

Когда наступило утро... начали братья вытаскивать из корабля наружу сырое мясо, чтобы засолить его впрок, а также рыбу, которую они привезли с собой с другого острова. Сделав это, они поставли котелок на огонь. Когда дрова занялись огнем и котелок стал нагреваться, принялся остров двигаться, словно волны... Оставив все, что принесли на остров, они отплыли. Вслед за тем остров исчез в океане.»

Брендан рассказал спутникам, что они находились на спине Ясконтия, самого большого из всех существ в океане, которое «постоянно пытается соединить свой нос с хвостом, но не может из-за своей длины».

Позже путешественники увидели

«...остров, весь покрытый камнями и металлическим шлаком, неприветливый, лишенный трав и деревьев, на котором повсюду стояли кузницы... Когда же они с поспешностью проследовали мимо, до них донеслись звук кузнечного меха, подобный брошенному камню, а так же удары, подобные грому молотов по железу и наковальне.»

Метафора, при помощи которой древнейший рассказчик пытался изобразить гул и гром, предшествующие извержению вулкана в тексте составителя «Жития» превратилась в кузницы. Обитатели кузницы (косматые, пылкие и мрачные) пытались забросать корабль святых пилигримов «кусками пламенеющей докрасна железной руды», - что может быть описанием вулканического взрыва, во время которого из жерла горы разлетаются мириады «бомб», являющихся остатками породы, препятстовавшей лаве и газам вырваться наружу. О наличии газов, сопровождающих извержение, свидетельствует упоминание автором «Жития» сильного зловония от обитателей острова кузнецов, которое ощутили странники.

Уже на следующий день корабль Брендана оказался близ горы, словно окутанной туманом, поскольку ее вершина сильно дымила. Это - вход в ад, по склонам которого снуют демоны, сжигая вечным огнем грешников (не образ ли это лавы, истекающей из жерла вулкана?)

«Затем попутный ветер понес их на юг. Когда издалека они обернулись назад, чтобы посмотреть на остров, то увидели, что рассеялся дым вокруг горы, которая извергала пламя до самого неба и снова вдыхала его обратно, так что вся гора до самого моря превратилась в один костер.»

Помимо свидетельств о сильной вулканической активности, в «Житии» Брендагна можно встретить описания, напоминающие античный рассказ о «море Кроноса». Однажды Брендан со спутниками отправился на север:

«И вот, через три дня и три ночи исчез ветер и море стало, словно твердое, из-за невероятной тиши. Святой отец сказал: "Ослабьте парус и уберите весла на корабль. Куда бы Бог ни пожелал его отправить, Он так и сделает." И плыл корабль по кругу в течение двадцати дней. После этого Бог снабдил их попутным ветром с востока на запад. Тогда они принялись натягивать парус и поплыли...»

Однако самым фантастическим выглядит рассказ об огромной колонне, соединявшей небеса и землю. Я приведу несколько фрагментов из него без комментария, ибо здесь любая гипотеза лишь принизит зрелище, которого удостоился святой и его спутники:

«Однажды днем, когда они справляли мессу, появилась перед ними колонна посреди моря, и казалось, что она находится недалеко, но они смогли доплыть до нее не раньше, чем через три дня. Когда же человек Божий [то есть Брендан] приблизился к ней, то пытаясь рассмотреть ее вершину, он не смог сделать этого из-за величины колонны. Ибо она была выше, чем небо. Она была покрыта крупной сетью. Настолько крупной, что корабль мог пройти через ее ячейку. Не знали они, что за создание выткало эту сеть. Была она цвета серебра, однако на прочность казалась тверже мрамора. Колонна же была из чистейшего кристалла...

Затем они в течение целого дня плыли, пока не достигли одного края этой колонны и по цвету тени от солнца смогли определить, где находится другой край. А был он возле девятого часа. Святой Брендан измерил одну из четырех сторон этой колонны. А мера была в четыреста локтей, и это только одна из сторон [многогранной] колонны. В течение четырех дней продвигался достопочтенный отец от края к краю упомянутого столпа.

На четвертый день они обнаружили кубок того же рода, что и сеть, и миску цвета колонны, стоявшие в нише на южной ее стороне. Святой Брендан тут же взял эти сосуды, сказав: "Господь наш Иисус Христос открыл нам это чудо, дабы оно стало известно многим, и в качестве свидетельства Он дал мне эти два дара".»

После семи лет странствий Брендан наконец достиг Обетованного острова и наслаждался его плодами вместе со своими спутниками в течение сорока дней. Над этой землей не заходило солнце, а полноводнай река не давала переправиться на другой берег и узнать, где лежит предел земного рая.

Река текла с востока на запад! Человек, знающий географию хотя бы в размерах школьного курса согласится, что в Атлантическом океане остров с такой рекой найти невозможно. Не относится этот рассказ и к Америке, где полноводные реки, выходящие к побережью, текут либо в запада на восток (Гудзон, река Святого Лаврентия), либо на юг (Миссисипи). Конечно, мы можем заняться символическими истолкованиями, например, предполагая, что перед нами - вариацию на тему Стикса, несущего души живых существ с востока (европейский мир) на запад (в преисподнюю). Но такие метафоры могут превратить всю историю - и эпическую и реальную - в аллегорическое описание верований человека в загробное существование.

Обетованный Остров не удастся найти на современных картах. Однако такого рода река вполне могла существовать на землях, оставшихся от Атлантиды. Рассказ Платона о глубоких каналах, которыми была охвачена центральная равнина этого огромного острова, может свидетельствовать о реках, текших там. Примером того, как античный человек путал создания рук человеческих с творениями природы, служит Нижняя Месопотамия. Уже шумеры считали некоторые из древних каналов, прокопанных их предками, руслами Тигра и Евфрата, а настоящие речные русла полагали каналами.

Тот, кто рассказывал Платону об Атлантиде, мог ошибаться - не преднамеренно, а по той лишь причине, что ко времени пребывания автора «Тимея» и «Крития» в Египте легендарные реки Острова Посейдона так же стали считать созданиями его жителей - носителей божественной крови.

Плавания Брендана - лишь один из примеров путешествий, совершенных жителями Ирландии в историческое время. У нас сохранились свидетельства о странствиях Брана, О'Хорра, Майль-Дуйна, каждый из которых сообщал о множестве земель, лежащих на западе и северо-западе от их родины. Многие сюжеты перекликаются друг с другом, причем Майль-Дуйн, как и Брендан, проплывал мимо острова с огромной кузницей и великаном-кузнецом (схожий отголосок вулканической активности). К тому же Майль-Дуйн был вблизи не менее странной земли - окруженной вращающейся огненной стеной.

Интересно, что и Маиль-Дуйн, и далекий его предшественник, путшественник языческой эпохи Бран, встречали на самых необычных островах людей, с которыми могли изъясняться на одном языке и которые за некоторыми исключениями (например, люди, чернеющие от горести на «острове Плакальщиков» из путешествия Майль-Дуйна), вполне походили на их современников - ирландцев или уж по крайней мере европейцев.

Все это можно было бы принять за обычный ход новеллиста, который ради облегчения сюжета не утруждал себя изобретениями средств общения с аборигенами, говорящими на собственном языке, если бы не несколько любопытных сообщений в средневековых рукописях.

СТРАНА БЕЛЫХ ЛЮДЕЙ

Эту страну норманны называли Хвитраманналанд, что означает «Страна белых людей». Другое обозначение, которое ей дали, еще более интересно: «Большая Ирландия». Упоминается Страна белых людей в сочинении исландского историка Снорри Стурлусона «Книги земледельцев» (жил в XIII столетии) и в саге об Эйрике Красном, созданной примерно в то же время. Привожу оба фрагмента:

«Морское течение отнесло Ари в Страну белых людей, которую многие именуют Большой Ирландией. Эта земля находится в море на западе близ славной Виноградной Земли (Винланда). Говорят, что она лежит в шести днях плавания к западу от Ирландии. Из этой страны Ари не смог вернуться и был там крещен. Впервые об этом рассказал лимерикский мореплаватель Храфн, долгое время живший в Лимерике, в Ирландии...»

«Плывя из Винланда при южном ветре, они попали в Маркланд. Там они встретили пять скрелингов [в данном случае - эскимосов]: одного бородатого мужчину, двух женщин и двух детей. Люди Карлсефни схватили мальчиков, остальные же скрелинги убежали и скрылись под землей. Мореплаватели увезли с собой обоих мальчиков, обучили своему языку и окрестили их. Мальчики называли свою мать «фетхильди», а своего отца - «уфеги». Они говорили, что в стране скрелингов правили короли: одного зовут Афальдамон, другого - Афальдида. Мальчики рассказывали, что там нет домов, а люди живут в пещерах или норах.

Они говорили, что против страны скрелингов лежит другая земля. Там жили люди, которые ходили в белых одеждах, громко кричали и носили шесты с привязанными к ним флагами. Полагали, что это была Страна белых людей, или Большая Ирландия.»

«Большая Ирландия» - название, которое укзывает совсем не на известную нам родину Брендана, Брана и других путешественников. Во-первых, она находится к западу от Ирландии. Во-вторых, как мы видим, ее противопоставляли также земле скрелингов (в данном случае либо Ньюфаундленду, либо Лабрадору): в результате она должна находится на юге или юго-востоке от последней, а не на востоке, где расположена Ирландия.

Белые люди, по имени которых названа страна, - вовсе не обязательно указание на европейцев. «Белыми» их могли называть из-за одеяний, цвета волос или просто оттенка кожи, отличающегося от эскимосского. С другой стороны, из контекста приведенных отрывков следует, что «Хвитраманналанд» было названием, которое этой стране дали европейцы: то ли норманны, то ли ирландцы. Уж они-то понимали, как выглядит «белый человек». Но что они хотели подчеркнуть, когда давали Большой Ирландии подобное имя?

Впрочем, в первом отрывке утверждается, что в Стране белых людей господствовало христианство, во втором же рассказывается о процессии, напоминающей крестный ход с хоругвями. Исходя из этого наиболее здравым становится предположение, что люди, которые носили шесты с привязанными к ним палками все-таки были ирландскими монахами или их потомками, осевшими на этой земле.

Остается выяснить, где находился Хвитраманналанд.

Упоминания Винланда (Виноградной земли) - то есть североамериканского побережья, открытого норманнами, приводит ученых к выводу, который им представляется единственно возможным: Большая Ирландия находилась там же («рядом») с Винландом, возможно несколько южнее (правда, это «несколько» все трактовали по-разному. Для одних оно означало Род-Айленд, а другие помещали ирландских монахов-колонистов во Флориду!).

Не будем торопиться с согласием: я думаю, что ирландские корабли, по своим мореходным качествам способные пересекать Атлантику напрямую, не придерживаясь береговой линии - как это делали норманны, побывали в Америке еще задолго до описываемых событий. Однако есть несколько деталей, которые позволяют усомниться в правильности локализации колонии. Вполне возможно, что она была совсем не в Америке, хотя и не слишком далеко от нее!

«Шесть дней пути» даже при благоприятном ветре никак не приведут ирландского путешественника к побережью нынешних США или Канады. Тем более, что течения будут отклонять мореплавателей к югу, делая путь скорее диагональным, чем широтным. Снорри Стурлусон - достаточно аккуратный писатель; он передавал информацию в том виде, в котором получал ее сам. Так что не обращать внимания на продолжительность плавания нельзя.

Название Большая Ирландия имеет «говорящий» характер. Так называли территории, лежащие «за» страной-метрополией. Вначале греки называли Азией лишь то, что мы считаем Малой Азией. Затем это название (как бы «Великая Азия») было перенесено на все земли к востоку от Босфора, а страна, давшая свое имя материку превратилась в Малую Азию. Точно так же Великороссией стали земли лежавшие за Малороссией, или исторической Россией (под которой нужно понимать земли от Ладоги до Киева). Великобритания - это остров, находившийся за Бретанью (Легенда о том, что Бретань получила свое имя от кельтских переселенцев, спасавшихся на этом, якобы пустынном, полуострове от завоевателей-саксов, является исторической путаницей, где реальное событие выдается за причину явления, которое не имеет к нему отношения) и т. д.

Следовательно, Большую Ирландию следует искать за Ирландией. «За» в данном случае означает не «позади», то есть в Британии, но и не «напротив» - в Америке. Америка слишком далека и велика для такого имени. И даже упорные плавания ирландцев на другой берег Атлантики не привели бы к появлению там популяции столь значительной, вытеснившней краснокожих индейцев настолько успешно, что она стала бы именоваться Страной белых людей.

Вот еще одно соображение, которое нельзя оставить в стороне. Хвитраманналанд лежал против Маркланда. Но ведь на юге от Ньюфаундленда побережье американского континента отклоняется к юго-западу. Если предположить, что Маркланд это Лабрадор и указать на Ньюфаундленд как на Страну белых людей, то становится непонятным, почему о ее местонахождении викинги узнали лишь со слов юных скрелингов. Из текста можно сделать вывод, что до этого европейцы только слышали о Большой Ирландии, не зная, где она расположена. Мимо Ньюфаундленда же они проплывали неоднократно и, наверняка, высаживались на нем. Да и по природным условиям Ньюфаундленд больше походит на «лесную страну», чем Лабрадор. Я думаю, что и без моих разъяснений читателю понятно, что «против страны скрелингов» никак не может означать «южнее Винланда».

Повторюсь еще раз: я не сомневаюсь в том, что ирландцы побывали в Северной Америке до викингов и кого-либо еще из средневековой Европы. Я могу даже предположить, что предания некоторых индейских племен, населявших восточное побережье США, согласно которым с востока некогда приплывали белые люди, приносившие священные знания, могут быть отнесены не к атлантам, а именно к ирландцам.

Однако Страна белых людей - это не Америка!

Расположенный «против страны скрелингов» и «напротив Ирландии» Хвитраманналанд - остров, уже не существующий в наши дни. Как и многие земли, сохранявшиеся в регионе, где затонула Атлантида, он посещался ирландцами и даже был заселен их монахами. Однако в XII столетии, когда английские короли начали завоевание Ирландии, связь с ним была утеряна. А через некоторое время и Хвитраманналанд скрылся в морских глубинах. В одном официальном документе, относящемся уже к концу XIII века, мы встречаемся с любопытнвм подтверждением того, что в средние века северные мореплаватели сталкивались с куда большим числом географических объектов, чем нанесено на карты нашего времени.

ДЮННЫЕ ОСТРОВА

В исландских анналах имеется запись, помеченная 1285 годом: «Были найдены Дюнные острова». В древнейшем варианте рукописи говорится, что эта «новая земля» находится к западу от Исландии. В поздних редакциях даже называются имена тех, кто совершил открытие: Адальбранд и Торвальд Хельгесоны. Через несколько лет норвежский король Эйрик VI (Исландия традиционно входила во владения норвежских, а затем - датских государей) приказал одному из своих приближенных исследовать эти земли вторично, но мы так и не знаем, предпринималось ли еще одно путешествие к новооткрытым землям.

Что могли увидеть Хельгесоны? Современные ученые предлагают несколько вариантов идентификации этого открытия.

Во-первых, - пустынное восточное побережье Гренландии. Как представляется это - идеальный вариант, так как норвежцы воспринимали Гренландию как лежащую к востоку от Исландии; к тому же поселения викингов располагались на юго-западе Гренландии, восток же этого острова был изучен очень плохо.

Однако Гренландию исландцы все-таки знали. Можно вспомнить распространенное на многих картах позднего средневековья изображение сухопутного моста, соединяющего Гренландию с районом Кольского полуострова. Следовательно, сообщение о землях, найденных в этом районе, едва ли было бы подано как открытие. Далее, речь идет именно об островах, а не о береговой линии.

Во-вторых, «кандидатом» на «Дюнные острова» мог бы выступить остров Ян-Майен (окончательно открытый лишь в 1607 г. Генрихом Гудзоном). Но этот остров скорее мог бы именоваться «туманным», чем «дюнным»; к тому же берега Ян-Майена очень скалисты, их никак не спутать с песчаными грядами.

В-третьих, предполагали, что Хегельсоны добрались до Лабрадора или Ньюфаундленда. Но и эти территории были известны викингам. И, к тому же, ни одно из названных мест не может быть названо «дюнными островами». Все они имеют ярко выраженную высокую береговую линию.

Чтобы как-то выпутаться из клубка несообразностей, вызванных «научным объективизмом», ученые готовы даже предположить, что Хегельсоны стали жертвой оптического обмана. Действительно, облака на горизонте неоднократно вызывали у моряков иллюзию близости берега. Но едва ли облака на горизонте можно было так однозначно назвать «дюнными островами»!

Хегельсоны видели что-то другое. Говоря о «дюнных островах» следует, скорее, вспомнить дюны побережий Голландии или Фрисландии. Они простираются на многие километры, иногда их ряды разорваны широкими протоками, которые разделяют песчаные гряды на многочисленные острова и островки. Здесь очертания береговой линии очень непостоянны, - но зато их не спутать с чем-либо иным.

Иными словами, следует понимать сообщение исландских анналов буквально! Хегельсоны видели остатки каких-то земель, возможно часть побережья острова (или островов, лежащих на месте какой-то более обширной земли), который постепенно уходил под воду. Сколько десятилдетий или столетий оставалось ему существовать, мы уже не знаем, но в конце XIII столетия он еще существовал!

Остатки Атлантиды? Едва ли. Cлишком далеко на севере от ее вероятного местоположения лежали земли, открытые Хегельсонами. Но мы снова сталкиваемся с вполне реальной возможностью того, что на памяти Европы времен Высокого средневековья в Атлантическом океане происходили какие-то титанические процессы.