Login

Атлантида была (часть 2)

Автор: Святослав Романов вкл. .

История о легендарном материке Атлантида, рассказанная в платоновских диалогах "Тимей" и "Критий", имеет под собой реальную почву. Об этом говорят многочисленные свидетельства и научные факты - в частности, следы народа атлантов, обнаруженные в ходе изучения древних цивилизаций Центральной Америки и Средиземноморья.В этой публикации мы продолжаем серию статей, являющихся отрывками глав из книги Святослава Романова «Книга Атлантиды», вышедшей в 2007 году в издательстве Амфора.  В книге повествуется о поисках Атлантиды в античные времена и Средневековье. В ней собраны редкие артефакты, ценные свидетельства, уникальные записи мореплавателей, до деталей подтверждающие рассказ Платона. На основании изученных источников, вопреки "откровениям" представителей оккультно-эзотерической традиции, рассматриваются перспективы строго научного решения вопроса о существовании этого древнего материка, которые мы и начинаем публиковать с разрешения ее автора Святослава Романова, петербургского историка и писателя, доктора философии и антропологии, преподающий в нескольких европейских вузах.

Родился Св. Романов в тех краях, где когда-то располагался старинный город Мангазея, и где ныне немногочисленные эзотерики и параисторики ищут следы исчезнувшей цивилизации Гипербореи. Закончив Санкт-Петербургский университет, в самый разгар перестройки он уехал на Запад, где и приобрел известность как представитель крайнего фундаментализма в атлантологии. Опубликовал несколько работ на английском и испанском языках. С 2000 г. появляются первые публикации на русском языке, и С. Романов приезжает с циклами лекций в Россию. В настоящее время (июнь 2008 г.) руководит подготовкой очередной глубоководной экспедиции на Азорских островах.

Вопросы Святославу Романову и отзывы о статьях Вы можете оставлять на нашем форуме или отправлять автору по адресу Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

ГЛАВА 2. ОГИГИЯ, ОРТИГИЯ, МАТЕРИК ПУШКАРАДВИПА

ОГИГИЯ

В начале II века н. э. знаменитый греческий писатель, философ, энциклопедист Плутарх из Херонеи создал относительно небольшой трактат под названием «О лике, видимом на Луне». Многие его современники считали, что во время полнолуния на Луне проявляются некие священные изображения. Плутарх пытался выяснить, чем это вызвано, и начертано ли в действительности что-либо на лике ночного светила.

Совершая экскурсы в мифологию, астрономию, географию, Плутарх сообщает массу любопытной информации. Современная наука убеждена, что Плутарх всего лишь создал вариант «географического романа», источником которого стали кельтские и германские предания о священных северных островах, а так же платоновский «миф об Атлантиде».

Давайте присмотримся к тому, что пишет Плутарх. На расстоянии пяти дней плавания от Британии к западу от нее лежит архипелаг из четырех островов. Они расположены на равном расстоянии друг от друга и являются как бы широким островным мостом, соединяющим территорию Британии с противолежащей сушей. Расстояние в пять дней пути - это от восьмиста до тысячи с небольшим километров (в зависимости от погоды, направления ветров, течений). Если добавить «пять тысяч стадий», то получается, что  от «Великой суши» Британию отделяет порядка двух тысяч километров.

Острова эти расположены не на одной широте. Те из них, на которые паломники попадают первыми, находятся где-то в районе полярного круга, причем они омываемы одним из рукавов Гольфстрима, так как Плутарх нигде не говорит о холодном климате. Южный остров расположен в зоне умеренно-теплых ветров и течений.

Плутарх, говоря о расстоянии до островов и «Великой суши» явно подсказывает нам, что они доступны для путешественника. Препятствием является не расстояние, а мутные воды морей, омывающих острова с запада, а так же испытания-приключения, которые приходится претерпеть пилигримам, отправляющимся туда. Интересно, что «европеец» должен, по идее, был бы добраться до островов без труда. Но это кажется лишь при первом взгляде на карту Атлантики. Нельзя забывать о течениях! Благоприятное для тех, кто плывет с востока течение (т. н. Североэкваториальное) направляет путешественников в сторону более южных широт. Именно поэтому трансатлантические плавания времен XV-XVI вв. выводили европейцев в район Карибского бассейна и к берегам Южной Америки. Севернее, по направлению к Британским островам, идет поток Гольфстрима, который препятствует прямому плаванию к побережью нынешних США и Канады. (Как известно, викинги достигали Северной Америке последовательно переправляясь в Исландию, а затем - в Гренландию: то есть совершая своего рода крюк). Названные течения представляют собой своего рода кольцо (точнее - овал), причем его центр, являющийся одновременно «мертвой зоной» находится на западе-юго-западе от Азорских островов.

Следовательно, у Плутарха говорится о вполне правдоподобной ситуации, до настоящего момента наблюдающейся в Атлантическом океане: с острова Огигия в Европу попасть было легче, чем из Европы на Огигию.

Точнее, нужно сказать следующее: путь на священные острова, о которых повествует чужеземец, оказался кружным. Вначале их предки, вместе с Гераклом, добрались до «Великой Суши», и лишь затем - на архипелаг.

Очередная вольность «романиста» Плутарха?

Или же за этим сообщением кроется реальность?

Прежде всего, о каком из путешествий Геракла может идти речь? Античные греки и римляне считали, что Геракл - единственный из героев, который обошел весь мир. Если Плутарх принадлежал к сторонникам «континентальной» географической модели, то есть если он считал, что океан, омывающий ойкумену охватывается, в свою очередь, сушей, то «его» Геракл должен был бы побывать и там.

Словам Чужеземца могло бы соответствовать десятое странствие Геракла: похищение им знаменитых коров Гериона, царя полулегендарного царства Тартесс, расположенного на юго-западе Иберийского полуострова.  Сами коровы паслись на острове Эрифия, расположенном столь далеко в Океане, что Геракл, как утверждает Аполлодор, достиг его лишь при помощи золотого челна, подаренного герою Гелиосом, богом Солнца.

Тартесс, государство, основанное около XI в., об истории которого до проникновения туда финикийских поселенцев нам не известно практически ничего, для греков было олицетворением легендарных земель, лежащих где-то далеко на западе. Неудивительно, что многие из «атлантологов» отождествляют Атлантиду с Тартессом, хотя ни географически, ни археологически, ни исторически это отождествление не выдерживает критики.

В случае предания, рассказанного Апполодором в его «Мифологической библиотеке», «Тартесс» означает - «где-то далеко на западе». Царь Герион, охранявший своих коров, имел более чем странный вид: у него было три туловища, сросшихся в пояснице, три головы и шесть рук. Благодаря этому он мог справиться с любым из людей. Вызвав Геракла на поединок Герион, тем не менее, погиб, ибо герой пронзил все его туловища одной стрелой.

Не являются ли три туловища Гериона напоминанием о трех вершинах гор Атлантиды? Или же число три имеет прямое отношение и к острову, на котором пасутся знаменитые коровы? Буквально его название (Эрифия) обозначает по гречески «Красный», что может быть связано с местоположением острова - там, где солнце заходит за горизонт, там, где мы видим вечернюю зарю (!).  Однако так же зовут, согласно Аполлодору, одну из трех сестер-«гесперид» («вечерних», или, что то же самое, «западных»), дочерей древнейшей богини Никты (Ночи) - Эгла, Гесперетуза и Эрифия. Они живут в саду на дальнем западе, охраняя яблоки вечной молодости. Целью следующего, одиннадцатого странствия Геракла (и вновь на запад, к краю земли!) стали именно эти яблоки.

К Атласу-Атланту, между прочим, имеет прямое отношение и гомеровский остров Огигия! Среди вероятных родителей нимфы Калипсо, жившей на нем, античные мифологи называют Атланта!

Можно сделать вывод, что все эти предания говорят об одном - о землях, лежащих в Атлантике, на которых побывал Геракл и, судя по Плутарху, его спутники. Несмотря на то, что в рассказе Аполлодора речь идет о путешествии героя в одиночку на челне Гелиоса, мы знаем, что «постфактум» античные мифологи всегда наделяли его спутниками. Так что за десятым и одиннадцатым подвигами Геракла могла стоять память о странствиях к противолежащим берегам океана.

Согласно Аполлодору по пути на остров Эрифия Геракл установил на берегах Гибралтарского пролива две каменные стелы - «Геракловы Столпы», которые являются границами Африки и Европы. Однако они являются границами и средиземноморского мира - «ойкумены» ранних греков. За их пределами лежит другой мир, в котором смог побывать лишь один герой - Геракл...

Или Мелькарт?

Мелькарт, бог-владыка знаменитого города Тира, являлся так же покровителем мореплавания и путешествий. Греки с присущей им непринужденностью отождествили своего героя-полубога Геракла с богом Мелькартом, но позже это отождествления приняли и карфагеняне! Геракловы Столпы именовались так же Столпами Мелькарта и их создатель был именно тем существом, которое далее всего проникло на запад.

Но тогда можно говорить о «доисторических» (с точки зрения греков, для которых все, что происходило до Троянской войны, имело легендарный характер) путешествиях финикийцев и об «исторических» путешествиях карфагенян на запад, во время которых, плывя на запад, они, благодаря Североэкваториальному течению, склонялись к юго-западу и достигали огромного залива - Мексиканского! Именно их потомки могли оставить «семитические черты», которые неожиданно встречаются в изображениях некоторых мезоамериканских культур (см. об этом ниже). Эти же поселенцы могли совершать и обратные трансатлантические путешествия, будучи выносимы Гольфстримом на острова архипелага, изображенного Плутархом, и являвшегося остатками земель Атлантиды. Их плавание сдерживали мелкие, илистые от недавно опустившейся земли воды, и уже поэтому такие паломничества являлись испытанием.

Плутарх не занимается выяснением широты земель, о которых рассказывает, зато он точен с точки зрения направления, в котором могли совершаться трансатлантические плавания. Примером такого отношения к географии могут быть римские «дорожники», в частности - знаменитые Певтингеровы таблицы, где ориентация по сторонам света принесена в жертву направлению движения (прямо, направо или налево) и продолжительности пути.

ФИНИКИЙСКИЕ МОНЕТЫ НА ОСТРОВЕ КОРВУ

Сохранились признанные даже критически настроенным научным миром свидетельства о том, что финикийские моряки совершали плавания по Аталантическому океану и совсем не испытывали комплексов по поводу его просторов. Одно из них связано с именем шведского ученого Иоганна Подолина. Как рассказывает Подолин, клад редчайших карфагенских монет обнаружили в фундаменте некоего старинного здания, то есть горшок когда-то был закопан на месте, где затем португальцы возвели свои постройки. Однако путешественники, случайно прибитые к берегам Корву, едва ли стали бы делать подобного рода тайники. Их стремлением было бы вернуться на родину, или, в случае кораблекрушения, устраиваться на острове, - но не прятать монеты!

Известно, что клады монет обнаруживают либо в захоронениях вождей или просто значительных людей древности, либо на пересечениях торговых путей (именно этим вызвано обилие серебряных арабских монет в таких «диких» даже с точки зрения средневековья районах, как среднее и верхнее течение Волги: здесь проходили важнейшие торговые пути). Причиной появления кладов могла быть и внешняя угроза: грабители, завоеватели. Но, так или иначе, монеты в горшках закапывали лишь там, где люди обитали (или бывали) регулярно!

 

Отсюда не может не следовать, что на Азорах существовала карфагенская колония или, по крайней мере, стоянка для судов. Но зачем был нужен карфагенянам этот форпост, расположенный посреди Атлантики? Азорские острова, с их скудными (в настоящий момент) природными ресурсами и относительно суровыми условиями едва ли могли привлечь практичных мореплавателей-пунов. Остается три возможных объяснения этого клада. Или в древности ситуация на Азорах было иной, чем сейчас, или неподалеку от Азор находились остатки Атлантиды - те легендарные острова изобилия, о которых особенно много будет говориться в Средние века, или же с Азор карфагенские корабли отправлялись дальше - в Мезоамерику!

Предположения Иогана Подолина о карфагенской колонии имеют основания еще и потому, что карфагеняне действительно вели активную колонизацию Атлантики.

ПУТЕШЕСТВИЕ ГАННОНА

Описание путешествия Ганнона - одной из самых ярких страниц в истории географических открытий древнего мира - известно нам лишь благодаря рукописи Х века, однако краткие упоминания о нем можно найти у таких «мэтров» античной науки, как Арриан (в его «Индии») и Плиний Старший («Естественная история»). Путешествие это было совершено во времена расцвета колониальной карфагенской державы, за столетия до разрушительных войн с Римом и, видимо, еще до того, как греки из Массилии (Марселя) и Сиракуз стали серьезными торговыми и военными соперниками пунов. В ХХ столетии путешествие Ганнона стали относить к десятилетиям перед битвой близ Гимеры (480 г. до н. э.), когда греческому сиракузскому тирану Гелону удалось разгромить огромное карфагенское ополчение, перебив несколько десятков тысяч пунов (в античных источниках называется умопомрачительная цифра в 300 000 человек). Ганнон совершил путешествие в ту эпоху, когда Карфаген еще «распирало» от избыточного населения - ничем иным не объяснить цифру в 30 000 мужчин и женщин, которые участвовали в этой экспедиции. (Даже во времена расцвета Афин, при Перикле, там насчитывалось не более 20 000 граждан (мужчин, обладавших правами свободорожденного человека), общее же население этого античного мегаполиса не превышало 100 000 человек.)

Цель путешествия Ганнона - основание колоний Карфагена за Геракловыми столпами - показывает, что пуны имели неплохое представление об Атлантике и об экономических перспективах таких колоний. Ни греки, на финикийцы, ни карфагеняне не создавали новых городов в совершенно неизвестных им регионах. «Пойти туда, не знаю куда» могли бы только политические эмигранты, но нет сомнений, что экспедиция Ганнона являлась проектом, поддержанным карфагенским правительством.

Где побывал Ганнон?

Современные ученые считают, что он плыл вдоль ливийского (то есть африканского) берега на юг, затем, как сообщает Арриан, повернул на восток и вошел в Гвинейский залив. Именно там он встретил странные острова с солеными озерами, гору под названием «Колесница богов», «людей-горилл».

Однако для нас небезынтересно уже начало его пути. Основав на северо-западном и западном побережье современного Марокко несколько торгово-земледельческих поселений, он зазимовал на о. Керн. Где находился этот остров? Его пытались искать близ побережья Марокко, однако Ганнон дает ясное указание, что он находился на таком же расстоянии от Столпов, на каком от них лежит Карфаген. Следовательно, мы должны искать его южнее - либо близ побережья Западной Сахары (именно здесь географически находится точка, удаленная от Столпов на то же расстояние, что и Карфаген), либо же значительно южнее, так как вскоре после отплытия с Керны карфагеняне увидели большую реку, называвшуюся Хрет, а вслед за ней - озеро. Под это описание может подходить лишь район впадения в Аталантический океан реки Сенегал, наносы которой образуют длинную косу, простирающуюся на десятки километров с севера на юг. Поскольку береговая линия меняется с течением времени, во времена Ганнона за косой, быть может, существовало несколько крупных островных массивов, - поэтому карфагенский мореплаватель и говорил об озере с островами.

Следующим «претендентом» на роль реки Хрет могла бы стать полноводная в нижнем течении Гамбия, однако непонятно, где тогда искать озеро с обширными островами на нем.

Но самое загадочное заключается в другом: ни в одном, ни в двух, ни в пяти днях пути к северу от Сенегала или Гамбии нет острова, который мы могли бы отождествить с Керном!

Ученые пытаются выйти из очередного затруднительного положения, полагая, что Керн - это один из островков близ северо-западного побережья Марокко (что противоречит удаленности его от Геракловых столпов), либо же отождествляя его с каким-либо из Канарских островов (а это невероятно, так как до прибытия к Керну Ганнон не удалялся от берега; к тому же карфагеняне знали о Канарских островах). Таким образом, Керн - таинственным образом исчезнувший остров, не оставивший никакого следа в водах близ африканского побережья ...

Если, конечно, Ганнон плыл вдоль африканского побережья!

Есть несколько вещей в его описании, которые ставят под сомнение «смелую» гипотезу о том, что суда карфагенян проникли вдоль побережья Гвинейского залива до вулканической горы Камерун («Колесницы богов»). Названия заливов - «Западный Рог» и «Южный Рог» - вполне могут подразумевать наличие «Северного Рога» и «Восточного». Четыре имени, соотнесенные с четырьмя сторонами света, тогда указывали бы на остров, береговая линия которого была достаточно хорошо известна переводчикам, сопровождавшим Ганнона.