Login

Атлантида была (введение)

Автор: Святослав Романов вкл. .

История о легендарном материке Атлантида, рассказанная в платоновских диалогах "Тимей" и "Критий", имеет под собой реальную почву. Об этом говорят многочисленные свидетельства и научные факты - в частности, следы народа атлантов, обнаруженные в ходе изучения древних цивилизаций Центральной Америки и Средиземноморья.

В этой публикации мы продолжаем тему о загадочном материке и начинаем серию статей, являющихся отрывками глав из книги Святослава Романова «Книга Атлантиды», вышедшей в 2007 году в издательстве Амфора.  В книге повествуется о поисках Атлантиды в античные времена и Средневековье. В ней собраны редкие артефакты, ценные свидетельства, уникальные записи мореплавателей, до деталей подтверждающие рассказ Платона. На основании изученных источников, вопреки "откровениям" представителей оккультно-эзотерической традиции, рассматриваются перспективы строго научного решения вопроса о существовании этого древнего материка, которые мы и начинаем публиковать с разрешения ее автора Святослава Романова, петербургского историка и писателя, доктора философии и антропологии, преподающий в нескольких европейских вузах.

Родился Св. Романов в тех краях, где когда-то располагался старинный город Мангазея, и где ныне немногочисленные эзотерики и параисторики ищут следы исчезнувшей цивилизации Гипербореи. Закончив Санкт-Петербургский университет, в самый разгар перестройки он уехал на Запад, где и приобрел известность как представитель крайнего фундаментализма в атлантологии. Опубликовал несколько работ на английском и испанском языках. С 2000 г. появляются первые публикации на русском языке, и С. Романов приезжает с циклами лекций в Россию. В настоящее время (июнь 2008 г.) руководит подготовкой очередной глубоководной экспедиции на Азорских островах.

Вопросы Святославу Романову и отзывы о статьях Вы можете оставлять на нашем форуме или отправлять автору по адресу Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Атлантида была!

Рассказ об истории «атлантологии» — вещь крайне интересная и поучительная. Здесь можно найти массу странного мифотворчества (вроде того, которое читатель обнаружит в рассказах о цивилизациях лемурийцев и атлантов Е. Блаватской и ее поклонников) и, вместе с тем, серьезные научные исследования.

Люди, пишущие на эту тему, по большей части приходят из естественных наук: географы, геологи, астрономы, океанологи. Время, когда Атлантидой не боялись заняться историки или филологи давно прошло. Между тем как раз современные геология, океанология и тому подобные естественные дисциплины склонны сводить к минимуму вероятность того, что Платон описал реальные события. Гипотезы, из которых исходят эти науки, таковы, что они почти не оставляют места для огромного острова посреди Аталантического океана.

Я предлагаю поразмышлять о феномене Атлантиды по-другому.

Давайте доверимся Платону. И не только ему. Доверимся Гомеру, Феопомпу, Плутарху, Помпонию Меле, Посидонию, Плинию и прочим греческим и римским авторам, которые с упорством писали если не об Атлантиде, то, по крайне мере, о землях и островах посреди Атлантики. Мне хочется, чтобы мы почувствовали «массу» свода свидетельств, оставленных древними авторами, которая не позволяет превратить всю эту тему в миф. Свидетельств не просто много, их избыточно много! И они создают собственную систему координат, отличающущся от современной.

Говоря проще, мир для грека времен Платона или римлянина эпохи Империи был иным, чем для нас сейчас. Человек не просто воображал его себе по-другому, он фактически и жил в другом мире. Человек и мир связаны куда сильнее, чем мы обычно себе представляем. Несложное рассуждение поможет нам это понять. Когда-то Земля представлялась плоским блином, лежащим на спинах слонов, стоящих на панцыре черепахи… и т. д. Потом люди стали верить, что Земля имеет шарообразную форму и находится в центре Вселенной. После Коперника этим центром стало Солнце. В ХХ столетии вообще отказались от идеи центра мироздания, так как на его роль могло бы претендовать лишь «место», в котором произошел Большой Взрыв (если мы принимаем гипотезу о Большом Взрыве). Однако до «Взрыва» не было никакого места, никакого времени. Следовательно, наиболее близким к центру мироздания для нас, наблюдателей, находящихся на планете Земля, являются те области вселенной, которые удалены от наших телескопов на полтора десятка миллиардов световых лет; области, находящиеся «дальше всего» и с точки зрения пространства, и с точки зрения времени. Это — бесконечно далекое прошлое, из которого еще доносятся до нас отголоски создавшего все сущее катаклизма.

Таким образом, для современного астронома центром (местом, наиболее близким к гипотетической «точке взрыва») становится периферия той части мироздания, которую мы в состоянии наблюдать. Парадокс! Однако с ним уже давно смирились и даже не замечают его. Говоря другим языком, астрофизика отказалась от идеи абсолютного центра мира.

Но кто даст гарантию, что картина Вселенной, к которой мы с вами привыкли не изменится — вместе с развитием науки — через сто или даже пятьдесят лет? Подсчитано, что во второй половине ХХ столетия каждое поколение в течение своей жизни по крайней мере дважды меняло представления о мире. Информационные технологии ХХI века заставят нас делать это еще быстрее.

Однако, когда человек рассказывает о том, как он видит мир, он повествует и о той совокупности вещей, фактов, обстоятельств, в которых живет. Если бы представления о мироздании древних египтян или китайцев были сплошь ложными и ненаучными, едва ли эти цивилизации смогли бы просуществовать в течение тысяч лет. Магические и теургические знания, которыми обладали древние люди, их способности к единению с природой, к нерациональному познанию мира, позволяли им выстроить уже малопонятный нам способ отношения с действительностью. И еще менее известен в наше время горизонт их знаний об истории.

Мир многопланен, и прогресс вовсе не означает, что новая культура , подобно матрешке, сохраняет всю полноту знания о мироздании старой. Любой успех требует жертвы, отказа от чего-то, а научная гипотеза строится на убеждении, что все остальные точки зрения ложны. Технологическая цивилизация Европы, начавшая формироваться вместе с наступлением эпохи Возрождения, не только заставила измениться мир, в котором пребывает человек, но и закрыла от нас прошлое.

Убегая вперед, человечество далеко не всегда способно повернуться и внимательно рассмотреть пройденный путь. В отличие от матрешки прошлое может оказаться не внутри, а вне нас.

И тогда возникают загадки, подобные «проблеме Атлантиды».

Я уверен, что Атлантида существовала. Уверен не по причине мечтательного склада души или не изжитой на школьной скамье страсти к загадкам. Наше поколение миновала романтика эпохи шестидесятых, мы не стали заложниками прагматизма девяностых. Мы росли в эпоху, которая воспитывала скептиков, поэтому более, чем какое-либо из других поколений способны критически оценить то, о чем говорим. Тем не менее именно скептик готов не делать критерием оценки соответствие или несоответствие того, о чем он размышляет, общепринятым нормам. Скептику (если это скептик, а не циник) легче предположить возможность того, во что не поверит гиперобразованный ученый.

Я предполагаю, что речь об Атлантиде нужно вести не с позиции современных геологии, геохронологии или океанологии, а прежде всего разобравшись, в каком мире жили люди, сообщавшие о ней. Здесь нам помогут книги, написаннные древними: где еще мы можем соприкоснуться с миром, в котором существовала Атлантида?

Несмотря на многочисленные сообщения о тех или иных находках близ Багамских, Антильских, Азорских островов, показывающих, что в прибрежном шельфе сохранились следы некой цивилизации, современная археология так и не смогла сколь-либо последовательно разобраться с ними. Обычно эти сообщения приобретают характер газетных сенсаций — и забываются как все подобные сенсации. «Следов» Атлантиды не просто много, а очень много, но как античные тексты, так и археологические свидетельства в научной среде полагают случайными и ничего не значащими глупостями (вроде сходства пирамиды Джосера и майянских пирамид), отбрасывая их как ненужные.

Дополнительным аргументом в пользу повествования Платона могут стать средневековые сообщения о таинственных, а порой и вполне реалистически описываемых землях, лежащих в Атлантическом океане. Цивилизации Мезоамерики также сохранили память о материке, лежавшем где-то далеко на востоке; одни считали его прародиной, другие — центром, из которого приходят божественные существа, наделяющие знанием и силой. Однако не только легенды и тексты индейцев могут пригодиться нам. История, искусство, архитектура Мезоамериканских цивилизаций хранят множество загадок, разрешить которые нельзя без «гипотезы об Атлантиде».

Не будем тешить себя иллюзией, что в сходных условиях люди различных племен станут строить одинаковые храмы и совершать сходные поступки. Человек — не герой современных компьютерных «стратегий», изначально запрограммированный на определенный тип поведения. Культура сама программирует себя. Или оказывается «запрограммированной» извне!

Подобной программой извне и была Атлантида, точнее, думаю, тот факт, что она вначале выступила идеальным посредником между Средиземноморьем и Мезоамерикой, а затем, после трагической гибели большей части ее территории, оставшиеся в живых атланты выступили носителями высокой цивилизации и ее проповедниками и на западе, и на востоке.

Сомнения в существовании Атлантиды и оставшихся после ее гибели земель вызваны вполне обыденной вещью: осадой Карфагена римлянами во время III Пунической войны (149-146 гг. до н. э.) и его последующим разрушением по постановлению римского Сената. Вместе с Карфагеном погибли архивы, в которых содержались документальные подтверждения путешествий карфагенян и их предшественников финикийцев по Атлантике. Долгие годы державшие в своих руках не только торговлю за Геракловыми Столпами, но и сам проход через Гибралтар, карфагеняне знали очень многое, и фрагменты этого «многого» можно обнаружить в греческих источниках (например — «Перпил Ганнона», о котором речь пойдет ниже). К сожалению приобщение к подобному знанию победителям-римлянам оказалось не нужно. Они предпочли учебе у бывших неприятелей месть — типичный выбор, который совершает любая молодая (а значит — варварская) цивилизация.

Мы — наследники этой, римской цивилизации. То, что сделал Сенат, велевший не только сжечь пунический Карфаген (позже Карфаген был возрожден, но это был уже совершенно иной город), но и распахать место, на котором он стоял, — дабы от ненавистного врага не осталось ни следа, — продолжает делать и современная официальная наука, объявившая Атлантиду мифом, выдуманным Платоном.

Продолжение следует.