Login

Лихачева Оксана Олеговна

Автор: GorAton вкл. .

Оксана Лихачева

Автор поэтических сборников - «Ради мгновения» 2000г., «Сквозь листву» 2004г., «Свободное плавание» 2007г., ряда публикаций в журнале «Нева», участник нескольких коллективных сборников и альманахов, редактор и составитель сборников молодых поэтов – «Со-звучие»2002г., «Четверг. Вечер»2005г.

Участник поэтического семинара А.С.Кушнера.
Член Союза писателей Санкт- Петербурга.

 

«Неправомерно и надуманно деление поэзии на "мужскую" и "женскую". Можно ли назвать "женской" поэзию Марины Цветаевой? Но - можно сказать совсем иначе - в поэзии, как и в любом другом искусстве, как и в самой жизни, присутствуют и действуют два вечных начала - мужественность и женственность, без которых не может быть ни поэзии, ни жизни, на которых держится ее энергия, ее смысл.

"В стихах Оксаны Лихачевой невозможно не почувствовать свежее и яркое дыхание женственности, дыхание вечной весны", - писал в предисловии к одной из её книг Александр Танков, руководитель секции поэзии Санкт-Петербургского Союза писателей.

Сегодня мы представляем несколько стихотворений Оксаны Лихачевой, гостьи нашего сайта…

* * *
Из тесной заводи,
где жизнь давно пресна
среди кувшинок - узелков на память,
я рвусь к тебе, на ширь, ребром весла,
с решимостью, готовая поранить,
стереть ладони, но –
покинуть дом,
где дух свободы духотой измучен,
где мне,
к мосткам привязанной трудом,
казалась песней жалоба уключин.

В АРТ - ПОДВАЛЕ “БРОДЯЧАЯ СОБАКА”

И снова он, бродяжий и шальной,
куражится, кружится на подмостках,
тот, прежний, дух.
Хотя чуть-чуть иной,
где в разноцветных театральных блестках,
нет-нет, мелькнет трагический излом,
незащищенность нежного овала,
где резкой ностальгией о былом -
граница жизни, времени, подвала…
Не перейти!
Но хрупкие черты
перебирать движением неспешным,
осознавая - в мире суеты
уже не выжить по законам здешним,
но пусть строка, глоток, не мельтеша,
на миг забывшись в сладостной отраве…
И вздрогнет от предчувствия душа
над зеркалом в серебряной оправе.

* * *
«Здравствуй, Красное море, акулья уха…»
Н. Гумилев

Вполне возможно, повар был один,
но очень опытен – иначе бы откуда
в объёме прозаического блюда
такое буйство плавников и спин?
Куда б ни глянул,
где бы ни нырнул -
не жди меню, не пользуйся моментом –
сегодня здесь работают с клиентом
в лице капризных рифовых акул.
Толкни меня под локоть, отрезви –
наивная, я радуюсь напрасно,
прозрачный мир считая безопасным
и кротость глаз – свидетельством любви,
когда окажется:
колючки – верный знак
подбрюшья мягкого,
наклонностей невинных -
здесь, в суповых, наваристых глубинах
не так, как наверху, у нас, не так.
ВЕСЕННЕЕ

Эй, собаки на сене - пора! Ничего - про запас!
Вон, какие качки и красавцы проходят, ей-богу,
или эти, с гитарными грифами, с чёлкой до глаз -
вот, о ком волноваться и жадно глядеть на дорогу
в стороне от приятельниц душных и тягостных тем -
«мол, уже – ни к чему, никогда…» -
не помочь бедолагам:
ими глянцевый выбран, а чаще - экранный Эдем -
не чета тупикам по соседству и местным оврагам,
закоулкам души,
где блуждать (циферблат – пустяки)
и пускаться в сердечный расход,
и наполниться смутой,
по сравненью с которой, вчерашнее всё - не с руки.
Ничего – про запас,
вместе с этой, последней минутой.