Login

Недирективный гипноз Милтона Эриксона

Автор: GorAton вкл. .

Милтон Эриксон (1902 - 1980) родился с недостотками зрения и слуха. В 17 лет заболел полиомиелитом и некоторое время оставался парализованным, у него сохранилась лишь способность двигать глазами. Ему ничего не оставалось делать, как наблюдать за окружающими людьми, за их словами и языком тела. Эриксон заметил, что два языка— вербальный и невербальный — часто не совпадают. Когда Эриксон выздоровел — не полностью, он остался полупарализованным, — то стал развивать в себе способность наблюдателя и научился читать истинные переживания окружающих его людей.

Милтон Г. Эриксон получил мировое признание как крупнейший психотерапевт-практик. Его подход к измененным состояниям сознания лег в основу целого направления, известного как эриксоновский гипноз и психотерапия, дающая быстрый стратегический результат. Один из людей, чья психотерапевтическая модель легла в основу Нейро-лингвистического программирования .

Психотерапия Милтона Эриксона находится на грани между искусством и наукой.

В рассказ Эриксон вкраплял убеждение. Именно так — через рассказы, сказки, мифы — с незапамятных времен «переодевались» ценности и культурные нормы и передавались другому поколению. Сам Милтон Эриксон говорил, что горькую пилюлю легче проглотить, если она заключена в сладкую облатку. Прямая мораль вызывает противодействие, история же воздействует сразу на подсознание, обходя сознание.

Послушайте историю, записанную автором.

«Обычно я направляю обращающихся ко мне алкоголиков в Общество анонимных алкоголиков, потому, что там им помогут лучше. Но однажды ко мне пришел алкоголик, который сказал: «Оба моих деда и обе бабки были алкоголиками; родители моей жены и она сама — алкоголики; мои родители — алкоголики; у меня самого одиннадцать раз была белая горячка. Я болен алкоголизмом. Мой брат — тоже алкоголик. Можете ли вы чем-нибудь мне помочь, хотя я и понимаю, что это чертовски трудно?»

Я спросил, чем он занимается. «Когда я трезв, я работаю в одной газете. А алкоголизм у них там — профессиональная болезнь».

Я сказал: «Что ж, раз вы хотите, чтобы я вам помог, то выслушайте мой совет, каким бы странным он вам ни показался. Отправляйтесь в ботанический сад. Посмотрите на кактусы — эти удивительные растения способны по три года обходиться без воды, без капли дождя. И хорошенько поразмыслите».

Много лет спустя ко мне пришла незнакомая молодая женщина и сказала:

—Доктор Эриксон, вы знали меня, когда мне было три года. Потом мои родители переехали в Калифорнию. Сейчас я в Финиксе и пришла посмотреть, что вы за человек и как вы выглядите.

—Смотрите, сколько душе угодно, только позвольте узнать, чем вызвано ваше любопытство?

—Мне любопытно взглянуть на человека, отправляющего алкоголиков в ботанический сад любоваться кактусами, чтобы научить их обходиться без спиртного. Во всяком случае, мои родители больше не пьют с тех самых пор, как вы отправили туда моего отца.

—Где же сейчас работает ваш отец?

—В редакции журнала. Он ушел из газеты, заявив, что работая там, все время рискуешь стать пьяницей.

Да, это действительно оказалось неплохим способом лечения алкоголизма — внушить пьянице чувство уважения к кактусам, по три года обходящимся без дождя».

Рассказ приводится полностью, потому что это — прекрасный пример косвенного внушения в символической форме.

Если вы готовы, то есть еще несколько интереснейших историй из его врачебной практики.

«Тренировка стрелковой сборной США».

Тренер армейской стрелковой сборной США очень хотел, чтобы его парни победили русских. Он прочитал в газете про гипноз и про Эрнксона и, не задумываясь, привел к психотерапевту парней и попросил помочь. Милтон Эриксон знал о винтовке лишь то, что у нее есть дуло и приклад. Но, тем не менее он в один день «натренировал» парней, и стрелки победили русских.

Как же это получилось? «Первое, что я сказал стрелкам, узнав, что на соревнованиях им придется стрелять сорок раз подряд: «Я знаю, что первый выстрел по мишени, дается легко. Проблема заключается в следующем: «Могу ли я сделать это дважды?» Можете ли вы это сделать в одиннадцатый раз, после десяти удачных выстрелов?.. Вы уже сделали двенадцать выстрелов, Можете ли вы попасть в цель, стреляя двадцатый раз?... Напряжение растет с каждым удачным попаданием!.. Позади уже тридцать пять выстрелов. Тридцать шесть? Тридцать семь? Тридцать восемь? (задыхаясь) Тридцать девять? Неужели я смог сделать это сорок раз? Потом я сказал им: «Прочно поставьте стопу на пол — так, чтобы ей было удобно. После этого встаньте так, чтобы было удобно вашим лодыжкам, икрам, коленям, туловищу и левой руке; положите палец на курок; уприте приклад в плечо. Нужно,чтобы вы почувствовали, что стоите совершенно правильно. А теперь ведите прицел — вверх-вниз, назад-вперед, наискосок — ив нужный момент нажимайте курок».

Стоит ли говорить, как именно переключается внимание спортсменов в данном случае? Милтон сосредотачивает их усилия на задаче и на телесных ощущениях. Им некогда думать — «это уже тридцатый выстрел». Ведь надо правильно ставить стопу и т.п.

А сейчас животрепещущая тема для многих женщин и некоторых мужчин: «Сбросить вес? Нет, сначала надо его набрать!»

Как-то раз к Милтону Эриксону пришла женщина, которая весила 180 фунтов и никак не могла похудеть до заветных 130 фунтов. Как только весы показывали 130, она мчалась на, кухню и «отмечала» свой успех, наедаясь мучным и сладким. В итоге она то худела, то поправлялась и никак не могла выбраться из замкнутого круга. Милтон Эриксон сказал, что поможет ей, но лечение будет болезненным.

«Я повторил, что лечение будет довольно болезненным. Она сказала: «Я сделаю все, что вы скажете». Я сказал: «Хорошо. Обещайте, что в точности последуете моему совету». Она охотно мне это обещала, и я погрузил ее в транс. Еще раз я повторил, что ей вряд ли понравится мой метод похудения; обещает ли она безусловно выполнять мои предписания? Она обещала. Тогда я сказал: «Пусть ваше сознание и ваше подсознание внимательно слушают. Сейчас я объясню, что надо делать. Вы весите сейчас 180 фунтов. Я хочу, чтобы вы набрали еще двадцать фунтов. Когда ваш вес достигнет 200 фунтов, вы можете начать его сбрасывать». Она буквально на коленях умоляла меня, чтобы я освободил ее от данного обещания. И с каждой унцией набираемого веса она все настойчивее просила разрешения начать худеть. Когда она весила 190 фунтов, она умоляла освободить ее отданного слова. Набрав 199 фунтов, она пыталась убедить меня, что этого достаточно, поскольку до 200 фунтов осталась самая малость, но я настоял на 200 фунтах. Когда, наконец, ее вес достиг 200 фунтов, она была счастлива, что может начать его сбрасывать. И сбросив его до 130 фунтов, она сказала: «Я никогда больше не стану толстеть».

Что же сделал Милтон Эриксон? Женщина всю жизнь играла сама с собой в игру: «Сбросить вес —набрать вес». Она готова была набирать вес до 180 фунтов. 200 фунтов для нее были невыносимы. У многих пациентов, которые страдают ожирением, есть свой «уровень толерантности» (уровень выносимости), который они хорошо чувствуют. Как только этот предельный вес достигнут (он достигается без особых мучений), тут же появляется желание его сбросить. Если же заставить пациента превысить уровень толерантности — набрать еще немного килограммов, то пациент по-настоящему страдает. Так что стоило Эриксону изменить правила игры на обратные: «Набрать вес— сбросить вес», как женщина стала гордиться с таким трудом сброшенным весом и стала его поддерживать.

В позитивной психотерапии широко используются притчи, поучительные истории, «психотерапевтические сказки». С точки зрения позитивной психотерапии, которая сейчас распространяется все больше как отдельное течение психотерапии, в каждом симптоме можно найти не только плохое (негативное), но и хорошее (позитивное) начало. Боль, например, можно интерпретировать как сигнал о бедствии, повышенную температуру тела — как хорошую сопротивляемость организма и т. д.

В психотерапии широко применяются метафоры, которые затрагивают более глубинные слои личности и сказкотерапия , которая является своеобразной гомеопатией в психотерапии.