Login

Фредерик Перлз - основатель гештальт-психологии

Автор: GorAton вкл. .

Поговорим немного о становлении гештальт-психологиии и ее основоположнике Фридерике Перлзе.

Фредерик Перлз  — легендарная фигура мировой психологии, По собственному признанию, не прочитал ни одного учебника по гештальт-психологии, но создал гештальт-терапию. Союзник многих видных деятелей гуманистической психологии, никогда не причисляемый к ней. Фрейдист, на склоне лет он говорил о «фрейдистском вздоре».

Фредерик (Фриц) Соломон Перлз (1893-1970) родился в Берлине. С «приключениями» закончив школу, Перлз продолжил образование на медицинском отделении Фрейбургского университета, затем Берлинского, где в 1920 г. получил степень доктора медицины. Будущему лидеру нового направления очень повезло с женой: Лора Перлз была доктором гештальт-психологии, и она вложила свои знания в разработку того, что потом превратилось в гештальт-терапию.

Основным положением теории гештальт-терапии Ф.Перлза является идея о том, что человеческий организм имеет врожденную способность к саморегуляции, которую невозможно чем-либо восполнить или заменить. Поэтому основные усилия психотерапевта должны быть направлены на то, чтобы клиент сам делал собственный выбор и принимал важные решения.

В конце 20-х Перлз заинтересовался психоанализом. Лично встретиться с Фрейдом тогда не удалось, но он сумел наладить контакты со многими представителями психоаналитического движения, у некоторых проходил психоанализ. О результатах вспоминал так: «От Фенихеля я получил нарушение ориентации, от Райха — наглость, от Хорни — способность к участию без злоупотребления специальной терминологией». Он успел поучиться и в театральной школе, основателем которой был Макс Рейнгардт. В 1933 г. Перлз эмигрировал в Южную Африку, где основал Институт психоанализа. В 1936 г. он приехал в Германию на психоаналитический конгресс, где наконец встретился с Фрейдом . Эту встречу Перлз назвал одним из самых больших разочарований в своей жизни. Она длилось около 4-х минут: Фрейд застыл в дверном проеме и даже не вышел в комнату, где находился гость. Короткий разговор ограничился несколькими общими фразами. Позднее Перлз писал: «…Я пытался сделать психоанализ духовным домом, религией. Позже пришло просветление: я должен принять всю ответственность за свое существование на себя». Тем не менее, он всегда сохранял уважение к Фрейду как к великому ученому. В 1946 г. по приглашению Хорни и Фромма Перлз приехал в Нью-Йорк и начал сотрудничество с Полом Гудменом — непризнанным писателем, эссеистом и поэтом. Гудмен сделал гораздо больше, чем просто работу по переписке, которая от него требовалась, и придал стройность, последовательность и глубину перлзовским интуитивным находкам, которые без него могли бы остаться в черновиках. Результатом их работы стала книга «Гештальт-терапия» (1951 г.).

Большое влияние на Перлза оказал Карл Юнг . Мистический Юнг верил в человеческий импульс самовыражения. Его интерпретации сновидений отличались от фрейдовских. Сновидение Юнг рассматривает не как попытку маскировки, а, напротив, как попытку выражения. Юнг считал, что его задача — новое решение и интеграция. Более того, он рассматривал каждый элемент сновидения как аспект самого человека и полагал, что индивидуация каждого требует новой расстановки этих спроецированных качеств. Перлз развил концепцию сновидений Юнга. Он стал разыгрывать с пациентом разные части его сновидения, восстанавливая многое из того, что было утрачено человеком. В дальнейшем для того, чтобы человек смог присвоить свои проективные части, гештальт-терапия стала рассматривать сновидение как установление контакта с другими.

Другое положение Юнга, которое было принято гештальт-терапией, — идея полярностей, присущих человеческой натуре. Юнг задает эти полярности своими “архетипами”, такими как Анима и Анимус, а также Тень — смутный, но неизбежный спутник публично предъявляемой Персоны. Перлз заинтересовался этой идеей и постепенно пришел в выводу, что борьба полярностей часто ограничивает энергию человека. В результате он разработал новый метод — использование диалога и пустого стула. Этот метод помог высвободить и использовать энергию. Метафору Перлза “собака сверху” — “собака снизу” можно рассматривать как более динамичное подтверждение идеи Юнга “Тень против Персоны”. Борьба между “собакой сверху” и “собакой снизу” также часто похожа на столкновение между Ид и Суперэго. В диалоге возможно достичь нового уровня уважения и понимания, а это является предпосылкой для разрешения или ослабления конфликта.

На Перлза оказали также влияние еще два одаренных и изобретательных ученых, отклонившихся от классического фрейдизма. Вильгельм Райх очень активно интересовался наблюдаемым человеческим поведением. Это вылилось в его исследования о теле как о выразителе и одновременно вместилище переживаний и проблем человека. Тело воплощает привычную структуру, которая обнаруживает и записывает попытки разрешить конфликты. Райх описывал чувственную природу всего тела и исследовал отношение между телесным “панцирем” и “панцирем” характера. Работа Перлза продвинула внимание к телу еще дальше. В жестах и позах он искал следы прошлого опыта, обращая на них внимание, а не игнорируя их, помогая преобразовывать прошлые застойные привычки в адаптивное поведение.

Перлз отвергал идею разделения тела и ума, разделения объекта и субъекта и, далее, разделения человека и среды. Из этого он делает очень важный для его времени вывод о том, что пропасти между душевной и физической деятельностью человека не существует. Перлз очень верил в то, что он называл «мудростью организма». Он рассматривал здорового человека как саморегулирующееся существо. Одно из основных положений гештальт-теории заключается в том, что каждый обладает способностью достигать оптимального равновесия внутри себя и между собой и средой.

Перлз полагал, что сознание человека не может воспринимать окружающий мир однозначно, с одинаковой концентрацией внимания на всех деталях. Важные и значимые события, по Перлзу, занимают центральное место в сознании, образуя гештальт (фигуру), а менее важная в данный момент информация отступает на задний план, образуя фон.

В процессе саморегуляции здоровый человек из всего обилия информации выбирает ту, которая для него в данный момент наиболее важна и значима. Это фигура. Остальная информация временно отодвигается на задний план. Это фон. Нередко фигура и фон меняются местами.

Если человек испытывает жажду, то стол, уставленный любимыми яствами, будет только фоном, а стакан воды — фигурой. Когда жажда будет удовлетворена, фигура и фон могут поменяться местами.

Отношение между фигурой и фоном — одно из центральных понятий гештальт-психологии

В качестве фигуры (гештальта) может быть желание, чувство или мысль, которые в данный момент преобладают над всеми остальными желаниями, чувствами и мыслями. Как только потребность удовлетворяется, гештальт завершается, теряет свою значимость и отодвигается на задний план, уступая место новому гештальту. Этот ритм формирования и завершения гештальтов является естественным ритмом жизнедеятельности организма, посредством которого он поддерживает свой динамический баланс, или гомеостазис.

Иногда потребность удовлетворить нельзя. В таком случае гештальт остается незавершенным, а поэтому не может быть отреагирован и уступить место другому. Такая неотреагированная потребность становится, по Перлзу, причиной многих незавершенных проблем.

Так Блюма Вульфовна Зейгарник— советский психолог, обучаясь у Курта Левина, обнаружила интересную зависимость эффективности запоминания от «завершенности» действия. Незавершенные действия запоминаются в среднем в полтора раза лучше, чем завершенные! Этот факт получил название «Эффект Зейгарник».

Как Зейгарник сделала свое открытие? Она сидела со своим учителем в ресторане, и тот обратил ее внимание на любопытную особенность памяти официантов. Официант никогда не забывает, что заказывали посетители, которые еще не расплатились, и тут же забывает про тех, кто оплатил счет. Зейгарник придумала серию экспериментов, в которых человека прерывали во время выполнения некоторых заданий (рисования, лепки и т.п.), а другие задания испытуемый доводил до конца. Незаконченные задания запоминаются лучше. Не верите — проверьте на себе и своих детях!

Завершить гештальт – условно говоря, это перестать циклиться на старом и перейти к новому. Забыть старое. Переключить энергию на другое. В гештальте зажата энергия. Надо ее выделить, она сама завершит гештальт и раствориться в фоне. И появится новая фигура. Энергия от внутреннего диалога уйдет на свершение новых дел, на образование новых фигур. Окончательное излечение – фигура полностью исчезла и ушла в фон.

Вся система организма стремится к гомеостазу (равновесию) – если я задержу дыхание, то потом все равно вынуждена буду начать дышать. При болезни вырабатываются клетки – антитела. Организм сам без нашего контроля делает это. Также происходит и с потребностями среды. На уровне социальной среды и возникает большинство проблем, потому что не удовлетворены потребности и первая из них – потребность в любви. Чувства – это оценка удовлетворения потребности.

В начале 1960-х гг. Перлз переехал в Калифорнию, где вошел в штат знаменитого Эсаленского института. Он проводил семинары, групповые занятия, демонстрации. Перлз и его метод приобрели широкую популярность, появилось большое количество последователей, в частности, в Кливленде и в Калифорнии. Но этот же период стал наиболее спорным в развитии гештальт-терапии. (Сейчас это направление успешно развивается в США, Европе и т.д.)

В 1969 г. Перлз перебрался в Британскую Колумбию, основал гештальт-общину и опубликовал наиболее известные работы — «Гештальт-терапия в дословном изложении» и «Внутри и вне помойного ведра» — научную автобиографию, написанную в весьма специфической манере. Многие рекомендуют начинать знакомство с теорией Перлза именно с нее, поскольку там наиболее выпукло и зримо предстает фигура создателя гештальт-терапии: без этого трудно представить его новаторские идеи. Ведь лучшим специалистом по Перлзу был и остается сам Перлз. Как утверждают современники, он далеко не всегда был настолько ответственным, насколько, по его мнению, должен стать человек по завершении курса гештальт-терапии. Это не мешало ему быть жизнерадостной и «харизматической» личностью (добавим, умевшей всех и вся вокруг «применить» себе во благо…).

Незадолго до смерти Ф. Перлз работал над двумя книгами — «Гештальт-подход» и «Свидетель терапии», изданными в 1973 г. В трудах этого оригинального теоретика и практика по сей день продолжают черпать вдохновение все новые поколения психологов, повторяя на свой лад его своеобразную заповедь:

Я делаю свое, а ты делаешь свое.

Я живу в этом мире не для того, чтобы соответствовать твоим ожиданиям. А ты живешь в этот мире не для того, чтобы соответствовать моим.

Ты это ты, а я это я. И если нам случится найти друг, друга — это прекрасно.

Если нет, этому нельзя помочь.