Login

Факторы и вехи жизненных путей (Часть 1)

Автор: Зубарев Сергей Михайлович вкл. .

Мы представляем Вам новую статью психоаналитика из Екатеринбурга, автора многих книг по психоанализу, консультанта института управления и предпринимательства Уральского государственного университета Зубарева Сергея Михайловича.

В статье рассматриваются понятия социального способа питания, основного руководящего принципа и описывается ряд жизненных стратегий, формируемых индивидами под влиянием их семейных обстоятельств.

Социальный облик человека определяется во многом теми семейными отношениями - родительскими, детско-родительскими, сиблинговыми, в которых он участвовал и рос. Cоответственно, все социальные взаимодействия, формальные и неформальные, частные и массовые хранят в себе рудименты первичных прототипов: отношений родительских, детско-родительских и сиблинговых.

Можно выделить ещё женско-мужские внесемейные, которые, так или иначе, устремляются в семейную сферу, или остаются для детей недоступными. Безусловно, важно, чтобы отношения мужчины и женщины не сводились только к отправлению родительских функций, но в своём легальном внесемейном виде они просто предстают детям как форма внешних социальных взаимодействий. Понятно, что, начиная строить собственные женско-мужские отношения, выросшие дети насыщают их своим детским опытом в максимальной степени - больше, чем все остальные формы.

Детско-родительские отношения, в свою очередь, могут быть материнско-сыновними, материнско- дочерними, отцовско-сыновними, отцовско-дочерними. Все они могут быть доэдиповыми, эдиповыми, постэдиповыми. А поскольку прохождение эдипова конфликта возможно в различных вариантах и с множеством осложнений, специфика этого процесса обязательно отложится и проявится в поздних формах социальных взаимодействий. Картина ещё усложнится, если принять во внимание многоступенчатость поколенных связей: отношения деда и внука, прадеда и правнука, и так далее.

Сиблинговые отношения можно детализировать как братско-сестринские, сестринские и братские, но если они не пронизаны инцестуозностью, эти различия малопринципиальны.

Ещё один важный фактор - граница родства.

В истории отношений многих людей постоянно встречаются вариации с чужеродными элементами: мачехой, отчимом, падчерицей, пасынком.

Сибсы, соответственно, могут быть родными, сводными, единоутробными, единокровными.

Ждёт своего разрешения ребус современности, загаданный суррогатным материнством.

Как видим, малое число условий задаёт большое число сочетаний, описать которые ещё предстоит.

Итак, в большом социуме мы наблюдаем типы отношений, спроецированные из семейной сферы и сохраняющие своё ядро, несмотря на вновь обретаемую специфику

Рассмотрим, как конкретные семейные схемы проявляют себя в макросоциальном масштабе и как участвуют в формировании типичных жизненных стратегий.

Для этого опишем два понятия: «руководящий принцип» и «способ социального питания».

Способ социального питания, он же - способ получения благ. Под благами понимаются как материальные, так и идеальные ценности: любовь уважение, страх, вина, жалость, благоговение и иные значимые взаимодействия.

Именно способ получения их, характерный для субъекта, определит, в конечном счёте, и размер и легитимность и морально-психологический смысл «пищи».

Даже в материалистической ментальности получение материальных благ всегда упаковано в кокон аффективно насыщенных смыслов, которые очень часто оказываются важней получаемой суммы. Не будем здесь останавливаться на всевозможных советских фантазиях о грязных и чистых деньгах, о достойных и недостойных способах их получения, о случаях предпочтения морального поощрения материальному. Заметим только что именно способ питания доступный индивиду, более чем всё остальное, позиционирует его в социуме. И так называемая карьера - суть эволюция способов питания.

Рассмотрим наиболее известные и распространённые из них:

Подаяние, кража, мошенничество (разводка) зарплата, грабёж, (вымогательство) гонорар, премия, приз, прибыль, взятка (статусная рента) жертва, дар. [1]

В этом спектре присутствуют и легальные, и противозаконные способы. Для всех видов теневых способов, основанных на обмане и манипуляции, используем здесь терминологию не официальную, а исполнительскую: разводка.
Не резонно здесь перечислять все способы, описываемые уголовным кодексом. Так, грабёж, как открытое хищение, качественно отличается от кражи, как хищения скрытого: скрытность кражи указывает на то, что крадущий признаёт свой статус более низким, чем у обкрадываемого. А грабящий, наоборот, открытостью действий подчёркивает своё превосходство. Но вот разбой от грабежа, в данном аспекте, отличается лишь количественно. Столь важный, с точки зрения закона, критерий как общественная опасность для нашего исследования не играет решающей роли. Здесь важны иерархические взаимоотношения между «отдающим» и «получающим». Важен статусный механизм перераспределения благ. Так Прибыль от незаконного бизнеса (чёрной масти) формально не отличается от прибыли бизнеса белого, но статусно она ниже, поскольку должна быть скрыта. С другой стороны, «чёрные» бизнесмены пытаются заявить свой статус выше, поскольку они «смеют». Это стандартный пафос теневых деятелей. Относительная легализация чёрного бизнеса возможна только с помощью «красной масти» - коррумпированных госчиновников и «силовиков», у которых своя главная задача - легализация взяток. На зарплату в их кругу жить просто стыдно. Подчеркнём, не мало, а стыдно.

Шантаж, как прямая манипуляция, статусно примерно равен грабежу, а вот «разводка» подразумевает интеллектуальное превосходство разводящего над разводимым, поэтому и статус имеет повыше.

Следует сразу заметить, что предлагаемая градация предварительна и весьма субъективна. Очевидно, многие получатели зарплаты не согласятся с тем, что питаются низкостатусным способом. Кто-то посчитает нужным все теневые способы вытеснить если не за скобки, то в самый низ списка, вопреки реальности. Внутренняя градация теневых способов так же может расходиться с внешней оценкой. В тени, как уже упоминалось, статус всегда завышается «за риск и крутизну». Кроме того, кража краже - рознь. Квалифицированный карманник может иметь в уголовном мире высокий статус, а примитивный грабитель - низкий.

Масштабные «системные» кражи - предмет чётко артикулируемой зависти большинства россиян. Так же распространено убеждение, имеющее некоторые основания в реальности, что подобные деяния даже ненаказуемы.

Стольник инспектору ГИБДД и откат за миллиардный контракт, конечно не тождественные явления, хотя и то, и другое - взятка.

А как оценить с кражу времени, кражу внимания и других невещественных ресурсов? Но не только кражу. В столь высокостатусном способе кормления как жертва, она часто приносится и берётся именно невещественным способом.

Такое явление как рейдерство вообще сочетает в себе множество способов кормления. Тут легко обнаружить признаки грабежа, и мошенничества, которым проплаченными судебными решениями придаётся легитимность. Представим себе: «мамонт завлен» - например, завод отнят у одного собственника и передан другому. В этой «охоте» участвовала масса народу. Кто-то получил львиную долю предприятия, кто-то шакалью. Квалифицированные юристы - заранее оговорённый процент. Судьи - «секретные» суммы взяток, от которых свои куски откусили посредники - «баблоносы». Журналисты, пасшиеся вокруг, - гонорары за свою «заказнуху». ОМОН, естественно, потел за зарплату, как и многие работники «охотничьих» структур. Особо ценные и активные могли получить премии. Привлечённые участники массовых акций и наёмные «свидетели» - за разовую подачку. Наверняка не обходилось без криминальных провокаций, со своей специфической системой расчётов. Какие-то представители административного ресурса и криминала получили синекуру под крылом у новых владельцев, и будут присматривать за ними. В общем, подкормились многие и разными способами.

Способы кормления индивида необходимо отличать от способов кормления самого социума, таких как налоги, прибыль госпредприятий, конфискации, штрафы, пошлины, и прочее. Впрочем, во многих случаях легко обнаружить родство: налоги являются конвенциальной жертвой, в то время как различные «пожертвования» оказываются, всего лишь, подаянием. Понятно, что разводка граждан в государственном масштабе так не называется, и наоборот, частное «налогообложение» называется вымогательством.

Общеизвестно, что, социум может разрешать запрещённые способы и запрещать разрешённые, то есть, граница «тени» подвижна и оказывает огромное влияние на статус способа, но не определяет его окончательно.

Существующая на данный момент грань между законными и незаконными способами социального питания будет разделять стратегии негативной и позитивной социализации.

Главным же различием между всеми способами питания остаётся материнский, либо самостный характер последних. То есть, используется иерархическое распределение благ, или договорное. Статусное преобладание материнского или самостного начала в питании отчётливо характеризует ситуацию в самом социуме.

Прежде чем описать таким образом современное российское общество, приостановимся на каждом из перечисленных способов.

Подаяние, - кусочек блага получаемого безусловно. При этом просящий подаяние что-то вынужден «выставить на витрину»: свою жалкость, ущербность. Собственная зависимость от подаяния не прощается ни подающему, ни уклоняющемуся. Конечно, манипулятивных рычагов, тем более, внешних, у соискателей подаяния мало, но тем изощрённей они используют манипуляции жалостью, стыдом и виной, обнаруживая тем скрытое аристократическое превосходство неработающего над работающим. Излишне пояснять, что сбор подаяния - типичный материнский способ питания. Доминирующие чувства в процессе его реализации - обида и генерализованная жажда мести.

Среди упоминавшихся теневых способов кормления так же можно найти материнские способы, подразумевающие непосредственный отъём благ, так называемую синюю масть, и запрещённый законом, но всё-таки, бизнес, так называемую чёрную масть. Понятно, то между «белым» бизнесом и «черным» можно обнаружить все оттенки «серого». О красной масти - чуть выше.

Заработная плата- способ питания наёмного работника. Самый массовый самостный -договорной способ. В целом, обладает невысоким статусом. Но вариации и здесь существуют. Частные работодатели, как правило, требуют отдачи за свои деньги. Не всем работникам, особенно низкооплачиваемых категорий, нравится такой режим, и они предпочитают искать свою нишу в госпредприятиях, на бюджетных должностях. Там они компенсируют низкую плату меньшей интенсивностью труда и иллюзией большей защищённости. То есть, такие работники дрейфуют в сторону фиксированного подаяния, что и составляет для них предел мечтаний. Другие работники положительно относятся к сдельной форме оплаты и стремятся войти на рынок труда как уникальные специалисты и достигнуть уровня оплаты, например, на «топовых» позициях, превышающего прибыль некрупного бизнеса.

У таких работников выражен дрейф в сторону гонораров и прибыли. Некоторые «топы» забываются и слишком рано объявляют себя бизнесменами, но некоторым этот переход удаётся в реальности.

Гонорар - еще в Древнем Риме подразумевал вознаграждение свободного человека свободным же, как бы даже не за оказанную услугу, а так просто... Сегодня гонораром называется просто плата людям свободных профессий, нештатным работникам, фрилансерам. Даже если отношения с заказчиком долгие и регулярные, гонорар подразумевает разовую выплату за конкретную работу - проект, статью, выступление, консультацию. Впрочем, подобные отношения складываются не только в интеллектуальной сфере. В конце концов, один индивид может починить другому унитаз, научить танцевать, посидеть с ребёнком. Наличие договора не принципиально - сам характер отношений - договорной.

Главное преимущество фрилансера перед штатными работниками на окладах - возможность более свободно распоряжаться своим временем. И, конечно, иной статус. Те работают «на дядю», а этот - сам на себя. По крайней мере, иллюзия такая существует.

Но для успешного функционирования в свободных договорных отношениях требуется исключительная самодисциплина, более высокая, чем у штатников квалификация (иначе, зачем бы заказчику переплачивать) и устойчивость к тревоге, толкающей многих работников в тёплое тесное лоно «коллектива».

Пара похожих, иногда даже взаимозаменяемых понятий: Премия и Приз. Но стоит зафиксировать принципиальное отличие между ними и точность применения каждого понятия.

Премия - как бы, непосредственно дающееся благо. В некоторых случаях её регулярность чётко определяется договором и выступает как часть зарплаты, которую работодатель может придержать за ненадлежащее исполнение работ, но в отсутствие провинностей выплачивается автоматически.

В других случаях выплачивается за качество или скорость работы, или за особые заслуги. Премий на одном предприятии или в одном проекте может быть много, но условия их получения известны, завязаны на работу. Важно, что здесь практически отсутствует соревновательность. Конечно, работники могут пытаться ревностно заглянуть друг другу в конверты, но сами конверты для того и существуют, чтобы подчеркнуть статусное равенство вложенных в них сумм.

Если же условия труда организованы так, что премию получает только тот, кто опередил других, правильнее называть её призом.

Присуждение многих регулярных премии фактически являются более или менее явным состязательным мероприятием.

«Нобелевку», «Оскар», «Букер» и многие другие общеизвестные премии резонно было бы назвать призами, поскольку за них идёт состязание. Другое дело, что претенденты на них не оставляют свою обычную деятельность: занимаются наукой, снимают кино, пишут романы, а результаты труда через сложные рутинные процедуры оценивает удалённое жюри. Ни зрелищности, ни зрителей здесь нет. Зрелищем становится только процедура награждения.

Но те же киношники могут собраться на фестиваль и организовать соревнования на месте. При этом «Золотая пальмовая ветвь», «Золотой Лев», «Золотой медведь», «Хрустальный глобус» так и будут называться призами.

Во многих конкурсах, как, например, в музыкальном международном конкурсе имени П.И.Чайковского, премии градуируются - Первая, Вторая, Третья. Причём. Первая премия может не быть вручена, если жюри не сочтёт уровень победителя достойным её. Очевидно, что это соревнование музыкантов не только друг с другом, но и с фантазиями жюри.

Но если в упомянутых областях соревнование - дополнительный привходящий момент, то в спорте - это сама сущность деятельности. Кубки, медали, денежные суммы прямо называются призами.

Профессиональные игроки, конечно, встречаются нередко за рамками «большого» спорта: бильярдисты, шахматисты, борцы армрестлинга, гонщики разнообразных формул, - все те, кто зарабатывает реальным мастерством в реальных соревнованиях и живут на призы. Встречаются среди них победители различных экзотических пари и профессиональные преферансисты, сегодня не редкость прогеймеры.

Быть призёром - высокостатусный самостный способ питания.

Разумеется, те же игральные карты предоставляют возможности для жульничества, в ряде случаев выступая просто фантиком техничной разводки, роднясь с напёрстками, лохотроном и тому подобными мероприятиями. Не останавливаясь на отдельной проблеме внешнего различения игры и разводки, отметим лишь, что во втором случае игрок использует теневой и материнский эрзац благородного самостного способа. Нельзя относить к профессиональным игрокам тех, кто сливает деньги в казино. Даже если вдруг случится выигрыш, он снова ставится на кон и такой игроман, как показывает практика, покинет казино только проигравшим, опустошённым. Значит, целью такой игры является не выигрыш, а проигрыш, точнее - воспроизведение тех травматических ощущений, переживаний, которые сопровождают проигрыш. То есть, действия игромана не являются питанием.

Взятка. Наивные догадываются, что взятка даётся должностному лицу за то, чтобы оно не совершало должных ему действий, либо совершило недолжные. То есть, за плату помогло решить взяткодателю «деликатную» проблему. Мол, взяточничество существует только там, где несознательные граждане пытаются обойти закон или административный порядок, и стоит всем усовеститься и «встать в очередь», то взятка как явление исчезнет сама собой. Увы, не исчезнет. Сами должностные лица воспринимают взятку как статусную ренту. То есть, естественную, само собой разумеющуюся приплату за собственное величие. Практически все, от кого зависит решение маломальского вопроса желают получать бонусы просто за то, что они оказались на этом месте. Тот, кто не взимает плату за свой статус - не подтверждает его. Стыд ему и позор. Тем более что в чиновничьей иерархии существуют свои налоги в пользу начальства, которому напрямую с граждан брать затруднительно. Там плата за статус, который от начальства сильно зависит, даже не прикрыта какой-либо деятельностью. Более того, сделать серьёзную карьеру чистому и честному в этой среде невозможно. Парадоксально звучит, но доверять не будут. Доверяют ведь тем подчинённым, кто хорошо управляем, а хорошо управляем тот, кто замазан. Честный, «неберущий», соответственно, может стать неуправляемым, значит, чистюле доверять нельзя. Притом, что доступная восприятию и участию в ней рядовых граждан низовая коррупция - это лишь тонкий внешний слой самого уважаемого, высокостатусного, материнского способа питания в современном российском обществе. Напрашивается штамп: «надводная часть айсберга», только воображать его придётся перевёрнутым, подводной громадой вверх, в «высшие» слои общества. Настоящая системная коррупция планируется на законодательном уровне, то есть под неё специально создаются «взяткоёмкие» законы, она оперирует крупнейшими активами, развязывает войны, поскольку это самое выгодное для неё дело, а населению является в виде обнищания, унижения, разрушений. Именно системная коррупция стратифицирует общество, разделяя «верхи» и «низы». Именно она отчётливо показывает материнский характер современного государства.

Прибыль. Естественная цель любого бизнеса. Смысл бизнеса - в перераспределении благ на договорной основе. Именно за усилия по стыковке их производителей и потребителей взимается плата. Имеет ли бизнес своё производство или пользуется чужим, разница не принципиальная. Более того, механизмы получения прибыли в бизнесе чёрном, сером и белом одинаковы. Чёрный построен на прямо запрещенной законом деятельности, но там есть своё производство, поставки, маркетинг, франчайзинг и мерчендайзинг. Есть свои внутренние налоги. Но самодостаточный чёрный цикл возможен только в скромных масштабах.

В серьёзных масштабах ему не обойтись без участия синей - воровской и красной - чиновничьей масти. Серый бизнес - оперирует товарами и услугами легального характера, но без законных на то оснований: не зарегистрирован должным образом, не лицензирован, не сертифицирован, от налогов уклоняется различными способами. В общем, делиться с государством не хочет. Белый бизнес - пушистый, социально ответственный, с прописанной миссией(!) всем хорош, вот только злые языки утверждают, что чисто белого в России не бывает, что снежная белизна наповал убивает рентабельность, но конечно они не правы. В России бывает всякое.

Возникает бизнес любой масти там, где другие почему-то работают на тебя. Поэтому, как правило, и размер и статус получателей прибыли выше, чем у тех, кто работает сам на себя - у получателей гонораров и призов.

Прибыль обладает почти максимальным статусом из всех самостных способов питания. При этом не надо забывать, что фактически она находится под пятой у взятки.

Зубарев Сергей Михайлович. Консультант института управления и предпринимательства Уральского государственного университета. E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.